Сайт художника Виктора Беляева

1 марта 2014 г. 15:27:42

Проект "Экспедиция" 27 февраля.

День а самого раннего утра стал заворачиваться туго. Как гайка с "сорванной" резьбой. Это скверно. Поскольку план мероприятий на сегодня насыщенный. Предстоит сделать много. И ко времени. Поэтому решили выехать пораньше. Так, на всякий случай. Мало ли что. Оказалось много.

Непредсказуемая погода переходного периода сыграла с нами злую шутку. Тёплым днём снег подтаял, потекли ручьи. Холодной ночью, всё это дело замёрзло. Напрочь заблокировав гараж. Пришлось вырубать дверь из ледяного плена. Потеряв при этом много времени. Действовали столь энергично, что сорвали с петель створку ворот. Но дело было сделано. Гараж освобожден. Ура, победителям! Но тут образовалась иная печаль. Талая вода просочилась внутрь гаража. Естественно замерзла. Машинка очень долго делала надрывное "вжии-и-и-и-и". Хотя мы помогали ей изо всех сил. Подкладывали камешки, сыпали песок, толкали, матерились так, что все соседские собаки, первоначально аккомпонировавшие нам задиристым лаем, замолкли от удивления. Наконец это случилось. Обдав меня до колен грязной жижей, авто, злобно рыча, покинуло своё убежище. Ставить на место створку времени уже не было. Приладив её кое-как на одну петлю, ворота каким-то неимоверным образом, удалось всё-же закрыть.

Потеряв ещё больше времени, уже сильно на взводе, поехали в мастерскую. Вид у меня был сильно бомжарский. Требовалось срочно привести себя в божеский вид. Едем ведь на цивильное мероприятие, а не в притон. Наскоро переодевшись, очень надеясь, что приключений больше не случится, стартовали. Ага. Фиг вы там угадали, дороги товарищи. За железнодорожным переездом встаём в пробку. Не намертво, но черепахи бегают быстрее. Вскорости выяснилась причина пробки. У химзавода стояла ржавая "фура", сияя всеми огнями, как новогодняя ёлка. А чуть далее, у поворота на улицу Погодина, стояли в обнимку внедорожник с трамваем. Сладкая парочка. Чтоб вы все были живы и здоровы! Из-за этих "пробочников" мы уже гарантированно опаздывали.

Только выбравшись на объездную дорогу, вздохнули свободнее. И смогли наконец прибавить скорости. Насколько позволяла "убитая" за зиму дорога. Проявляя чудеса манёвренности, максимально используя возможности скоростного режима, в город Вязники мы "вонзились" с опозданием в пятнадцать минут. Почти успели. Но почти.

Закрытие уже началось, и бегом, прыгая через две ступеньки, поднимаясь в зал, я слышал голос ведущей. Ворвавшись с корабля на бал, как-то удалось собрать мысли в кучу. Произнести все правильные слова, в правильной последовательности. Отыграв таким образом свою роль, в этом маленьком спектакле.

На общение с народом, раздачу автографов, фото и видеосъемку, разбор и погрузку выставки ушло часа полтора. Опять возникла легкая нервозность. Ещё не опаздывали, но уже лишились всех запасов времени. Мы ещё жали руки. раскланивались, получали уверения в совершеннейшем к нам почтении. Но мысленно уже мчались в город Гороховец. Я всеми нервными окончаниями чувствовал нетерпение принимающей стороны. Они тоже куда-то опаздывали.

Господь был к нам милостив. Пробок, аварий и прочих тормозящих движение казусов на нашем пути не случилось. В Гороховец прибыли вовремя. Минута в минуту. Выставку выгрузили, сдали, раскланялись. Есть хотелось неимоверно. Желудок протестующе урчал, жалобно завывал, всячески требовал к себе внимания. На неспешное, с удовольствием, принятие трапезы, времени конечно уже не было. Поэтому поели наскоро, практически не замечая. что едим. Голодные спазмы прекратились - и ладно.

Пофотографировать уютный, удивительно красивый, без "глазури", городок не получилось. Пора было в обратный путь. К шести вечера нас ждали во Владимире. Небыстрого, вальяжного возвращения не получилось. Но и гнать как самашечие не стали. Всё в пределах дозволенного. Вроде бы успеваем.

Успели. Приехали без пяти минут шесть. Но в нервической суматохе дня совсем забыли про створку, которая сиротливо болталась на одной петле. Непорядок. Времени не было. Возможности оставить машину в практически открытом гараже, тоже. Решили довесить створку. "Упарили" это дело за тридцать минут. И уже окончательно выбившись из сил поплелись навстречу своей судьбе.

Это был очень долгий, нервический день. И сто пудов, мы с Андрей Юрьевичем, заслуженно выпили коньяку. Капля за каплей. Глоток за глотком. Только влив в себя по пятисот граммов, соскальзывая в нирвану, почувствовали наконец, как медленно сходит скрученное жгутом напряжение суматошного дня. Всё-таки мы геройские морды. Всех победили.