Сайт художника Виктора Беляева

2 сентября 2014 г. 16:57:18

Проект "Экспедиция" Город Судогда.

Наше путешествие в Судогду началось с казуса. Проявив некоторую беспечность, и наивно решив, что если город небольшой, то и музей с администрацией найдем без труда, местоположение оных заранее не прояснили, положившись на русский "авось". За что были жестоко наказаны.

Приехав в Судогду, остановились рядом с маленьким магазинчиком, грузчики которого, уже в философическом расположении духа, задумчиво перемещали ящики с чем-то там. Наш простой вопрос поверг мужичков в легкую задумчивость. Они посовещались в своем узком трудовом коллективе, даже поспорили немного. Но довольно скоро всё же пришли к консенсусу, и тот, который постарше, принялся объяснять маршрут. "Езжайте туда, не знаю куда. На перекрёстка четырёх дорог сплюньте два раза через левое плечо, подпрыгните на правой ноге, удартесь о земь - и будет Вам счастье."

Снабженные такими замысловатыми инструкциями, мы всё же двинулись в путь. Едем, значит едем. Уже и Судогда осталась позади. Показались руины знаменитого поместья. Начали одолевать сомнения в правильности предложенного направления. Делать нечего. На узкой грунтовой дорожке очень местного значения, но возле очень красивого храма Святой мученицы царицы Александры, расположенного на территории бывшей усадьбы полковника лейб-гвардии Его Величества Гусарского полка Владимира Семёновича Храповицкого останавливаемся. Опрошенная на предмет музея местная старушка, влачившаяся с тележкой мимо, заполошно так на нас посмотрела, и пробормотав что-то типа: "Ездют тут всякие, к нормальным людям пристают", прибавила шагу. Стало ясно, что кругом тёмный лес. Попали не туда.

Решив извлечь хоть какую-то пользу из этой передряги, отправились осматривать руины усадьбы. Лучше бы не ходили. Грустное, душераздирающее зрелище. Даже в теперешнем, убогом состоянии замок поражает своей красотой. Можно представить насколько он был великолепен в свои лучшие дни. Недаром современники называли усадьбу "царской". Та мерзость и запустение, что имеют место быть ныне, "чёрная метка" всему, случившемуся в России после 1917 года. Добровольно переданная государству владельцем усадьба была разграблена и уничтожена неблагодарными, вороватыми потомками.

По странному, мистическому стечению обстоятельств, когда мы таки преодолели все тяготы и лишения географической неразберихи, и прибыли к краеведческому музею, в его интерьерах снималась фильма о графе Храповицком. Такие вот совпадения.

В музее пахло свежим деревом и краской. Вовсю шла подготовка к празднованию Дня города. Стучали молотки, визжали пилы, а мы спотыкаясь о размещённые в художественном беспорядке доски, перемещали в выставочный зал свои шедевры.

Площадка досталась из тех, что требуют творческого подхода. Почти квадратная комната без окон, с гипсокартонными стенами, утыканными саморезами, оставшимися от предыдущих выставок. Именно на них и нужно развешивать картины. Без вариантов.

Сделать полноценную экспозицию в таких аскетических условиях почти нереально. Но нам это удалось. Заполнив довольно быстро и весьма успешно большие плоскости, в хаотичном нагромождении мелких заблудились надолго. Но всё-таки путём проб и ошибок, экспериментируя и внеся ряд новшеств в дело выставочной практики, и эту проблему решили. Выставка получилась на удивление (учитывая предоставленные возможности) гармоничной и красивой. Наш арт-подарок к приближающемуся празднику. С Днём города тебя, Судогда!