Сайт художника Виктора Беляева

15 апреля 2014 г. 18:58:05

Проект "Экспедиция" Красная Горбатка.

Активные ярко-красные буквы на белой-белой стелле жизнерадостно сообщали, что путники в двух шагах от городского поселения Красная Горбатка.

Такое энергичное начало предвещало встречу с таким же активным, энергичным населённым пунктом. Но нет. Городок оказался тишайшим. Замерла, на прогретой первыми тёплыми весенними солнечными лучами мелководье речки Колпь рыбная мелочь. Лениво пересвистывались в мелколесье, занятые насущными весенними проблемами пичуги.

Редкие прохожие, брели цепляясь нога за ногу, по своим житейским надобностям. Осоловевшие таксисты, лениво барражировали по улицам в тщетной попытке заработать малую денежку. И даже псы, по натуре своей бдительные сторожа, сидели во дворах в дремотном оцепенении, уставившись в тронутую первой зеленью землю.

Не урчали автобусы на маленькой автостанции. Безлюдно было в старых фабричных корпусах, помнивших наверное ещё первого своего хозяина.

Вообще нужно сказать, что Красная Горбатка, из тех населённых пунктов, которые обязаны своим основанием, исключительно предприимчивой воле одного человека. В данном случае им был надворный советник Григорий Иванович Способин. 23 мая 1873 года в строительном отделении Владимирского губернского правления рассмотрели и утвердили прошение сего достойного господина по поводу строительства на преобретённой им земле двухэтажной каменной фабрики для производства писчей бумаги.

За год была построена фабрика и налажен выпуск первоклассной писчей бумаги. Первоначальные трудности с вывозом готовой продукции помогла разрешит построенная в 1879 году железная дорога Ковров - Муром. Дело пошло. Высококачественная бумага пользовалась популярностью, и даже получала медали на торговых ярмарках. Так, что к 1890 году на производстве уже работало 223 мужчины и 178 женщин. Была при фабрике школа на 50 мест и аптека.

Но как это часто бывает, бизнес оказался проектом одного человека. После смерти надворного советника, дела на фабрике пошли вниз. Новые хозяева, бестолковые, расслабленные "растаманы", которые не столько за дело радели, сколько решали более насущные для себя проблемы. На какой курорт поехать в этом сезоне - Ниццу или Баден-Баден? Чем конечно сильно злобили недовольных рабочих. И формировали у последних устойчивое желание пограбить награбленное.

Что и осуществилось в 1918 году. Но теперь уже обиделся последний владелец заведения. Некто Дыхно. И при загадочных обстоятельствах через год фабрика сгорела. Круг замкнулся. С чего все началось (сгорела фабрика Способина в Новгороде), тем и закончилось.

Восстанавливали производство уже новые хозяева - победивший пролетариат. Восстанавливали долго - четыре года. На пролетарском же энтузиазме и продовольственной пайке. К 1923 году предприятие заработало вновь под чутким руководством новой власти.

С тех пор посёлок расширился, укрупнился, обзавёлся парочкой промышленных предприятий, стал административным, экономическим и культурным центром Селивановского района.

Кстати два объекта культуры обнаружились здесь же - в центре. Это библиотека, расположенная недалеко от автостанции, в симпатичном домике с резными наличниками, и районный центр культуры и досуга - масштабное здание, несущее на себе все черты советского монументального классицизма. Где в фойе, очень светлом и оборудованном галерейной системой развески,
назначено было разместить нашу выставку. Работ ориентировочно около тридцати. То есть по времени, на монтаж экспозиции должно было уйти около двух часов. Примерно. Но мы ведь оказались а Красной Горбатке. Городке очень неторопливом. Где никто никогда не спешит. И удивительное дело. Приехав с твёрдым намерением разместить экспозицию максимально быстро, мы сами того не заметив, включились в местный ритм жизни. Дыхание выровнялось, сердцебиение замедлилось и стало ритмичным.

Неторопливо принялись разгружать машину и переносить картины в фойе. Спровоцировав небольшой митинг граждан, столпившихся неподалёку , и на удивление живо комментировавших перемещаемую живопись. Кроме традиционных вопросов: "что?", "где?", "когда?", "откуда?", были и встречающиеся гораздо реже: "а можно ли купить?". Можно.

Так же неторопливо стали карабкаться по стенам, развешивая полотна. Вместо тридцати, уместить смогли двадцать три картины. Упражнялись три часа. Абсолютный рекорд. На черепашьих бегах, мы точно стали бы призёрами. Последнюю шедевру размещали уже когда появилась съёмочная группа местного телевидения. Несколько сумбурно, и думаю не очень внятно попытался рассказать корреспонденту о выставке и проекте "Экспедиция". Честно говоря голова уже была занята совсем другим. Успеем ли к сроку вернуться во Владимир. Ибо люди мы ответственные, и стараемся не создавать излишнего напряжения на ровном месте. А наше опоздание явно стало бы катализатором этого самого излишнего напряжения.

Медленно-медленно, на "мягких лапах" выбрались из городка. И только когда позади осталась белая-белая стелла с красной-красной надписью "Красная Горбатка" почувствовал как ускорилось кровообращение. Сделал глубокий вдох и до предела выжал педаль газа. Впереди был неблизкий путь домой.